Про подводные лодки бороздящие Белое море

— Можно у вас спросить кое-чего? — услышал я за спиной.
Обернулся отрываясь от строгих, торчащих будто из зеркала силуэтов Поморского берега. Передо мной стоял мужчина лет 45, я его уже видел на катере, он спал на скамейке под открытым небом в носовой части судна, а чуть позднее домогался паломников, и просто туристов рассказывая им какие-то байки.

IMG_8321
— Да, конечно, что у вас? — будто даже с интересом ответил я.
— Еду я к другу в Беломорск, выручите меня?
Глаза его блестели, он был ещё пьян, мне показалось, что в таком состоянии он уже несколько лет как минимум.
—  Как? — спросил я, внутри улыбнувшись и глядя на него, попытался угадать сколько же ему надо - 50, или 100.

— Я еду к другу в Беломорск, — пропел он снова. - и мне не хватает на билет 350 рублей!
— А сколько стоит билет? — растерялся я от его даже не наглости, а скорее аппетита.
Катер шёл на Соловки.
— Надо мне туда и обратно, надо тыщу, 650 у меня есть — уверено произнёс он, видимо думая, что деньги растут на кустах, коими для него являются туристы.
Я заколебался, с одной стороны я никогда никому не отказывал, почти никогда, дальше 100 никто не заходил. А тут так вот просто выложи ему 350 и не рублём меньше. Дать или нет? Ну, дам ему, не такие уж и деньги большие, пусть выпьет немного, какой ему Беломорск…
— Да, сейчас посмотрю, есть ли у меня ровно 350. — я достал кошелёк и начал просматривать его содержимое.
С собой у меня было всего тысяч 10, на случай, если дома что-то случится, то сразу улечу с острова ближайшим самолётом. Кошелёк раскрылся, и там нашлось с десяток купюр номиналом от пяти тысяч до ста рублей.
— Мммуууммм… — запел он победную песню, приближаясь и уже считая мои деньги своими.
Я медленно начал перебирать банкноты, отыскивая необходимую сумму. Без сдачи не оказалось, а пробежался ещё разок – точно нет.
Проситель приблизился вплотную, заглядывая в мой кошелёк. Я посмотрел на него. Он с неохотой оторвал взгляд от кошелка , ласкающего взгляд приятными глазу красками, и вопросительно улыбнулся.
— У меня, к сожалению нет 350 рублей, — сказал я, грустно улыбнувшись.
— Давай 500! — нашёл он решение.
— Не многовато? — удивился я уже доставая пятисотку.
Он бы забрал всё с удовольствием, вот бы счастье было, на целую неделю!
Пил бы он и водку подороже и собутыльников угощал халявой, чувствуя себя князем.
— Эх, — махнул он рукой, будто прокричал - «Гулять дык гулять!». — А давай тыщу!
— Нет.— Ответил я закрывая кошелёк. — Вы ведь пропьёте всё, а в Беломорск и не собирались поди.
— Я собираюсь в Беломорск, к другу. Мы вместе с ним водолазами отпахали всю жизнь….
И он начал рассказывать, что он был водолазом, что прямо сейчас под нами подводные лодки снуют туда и сюда, охраняя наш тихий быт и тёплый сон. Что враг не дремлет и что он – водолаз, всё это знает и видит. Глаза его горели тускло, но горячо - как две спиртовые горелки.
— Мы же за последние 20 лет разрезали почти все лодки, а толком ничего и не построили - по пальцам можно пересчитать. — Усомнился я.
Он начал про дизелюхи что-то говорить, что их то строили. Я уже молчал и наглец, потеряв ко мне всякий интерес пустился на поиски новых «жертв».

Это было 4 июня 2014 года по пути на Соловки, шли монастырским катером от Кеми. Я и забыл о нём, забыл и про лодки.
Сошёл на берег Большого Соловецкого острова и пустился в путь.
Уже вернувшись домой, я увидел в новостях вот такое сообщение

В Белом море атомная подлодка спасла пассажиров катера, терпевшего бедствие
http://i069.radikal.ru/1406/67/614691c1e068.jpg

Экипаж атомного подводного ракетного крейсера «Воронеж» спас пять человек с катера, терпевшего бедствие в Белом море. Спасённые моряки направляются на подлодке в сторону Северодвинска.
Маломерный катер с командой из 4 человек и одним пассажиром на борту пытался обойти в Белом море район с плохой погодой, когда у него закончилось топливо.
Сигнал бедствия с катера «Баренц-1100», приписанного к порту Архангельска, поступил 8 июня утром, сообщили в пресс-службе Западного военного округа. Морской спасательный центр Архангельской области направил в район бедствия спасательные катера «Метель» и «Лидер», а также вертолёт Ми-8 со спасателями на борту. Однако ближе всех к месту бедствия находился атомный подводный ракетный крейсер Северного флота «Воронеж», который и принял на борт экипаж катера.
К полудню вертолёт Ми-8 доставил на борт катера дизельное топливо. Но в связи с ухудшением погоды и низкими мореходными качествами «Баренца-1100», было решено, что идти в порт самостоятельно для катера небезопасно, и экипаж оставили на подводной лодке, чтобы впоследствии пересадить их на борт малого противолодочного корабля (МПК) «Онега», также направленного в район бедствия. Пришвартованный к борту «Воронежа» катер «Баренц-1100» впоследствии сорвало со швартовых и унесло в море.
Подводная лодка со спасёнными моряками на борту движется в направлении порта Северодвинск вместе с «Онегой». Как только улучшится погода, они пересядут на противолодочный корабль, а затем будут доставлены на берег.
Подводники Северного флота спасают терпящих бедствие моряков не впервые. В январе экипаж атомной подводной лодки «Нижний Новгород» спас от шторма троих рыбаков. Ранее, в 2012 году, экипаж атомной подводной лодки «Даниил Московский» пришёл на помощь судну «Рыбачий», которое затонуло через несколько минут после приёма экипажа на борт АПЛ.
http://www.liveinternet.ru/users/3144445/post327278774/

Вот же совпадение. А сколько таких бывает, сколько идёт один к одному, то хорошего то плохого.




газеты наверное читает ваш бродяга, в курсе местной жизни